О Символе Веры

1.

Правило 7 Третьяго Вселенского собора в Эфесе (431 г.):

«По прочтении сего, Святый Собор определил: да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагати иную Веру (Символ Веры — В.Щ.), кроме определенныя от святых отец, в Никеи граде, со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнут слагати иную Веру, или представляти, или предлагати хотящим обратитися к познанию Истины, или от язычества, или от iудейства, или от какой бы то ни было ереси: таковые, аще суть епископы, или принадлежат к клиру, да будут чужды, епископы епископства, и клирики клира: аще же мiряне, да будут преданы анафеме…»

Таким образом, узаконен на все времена запрет на какие бы то ни было изменения в Никео-Цареградском Символе Веры…

Прошло семь веков и от Православия отпала западная часть и прекратилась история Западной (Римской) Церкви. Появились католики со своим сообществом, от которого затем откололись протестанты, которые раскололись на свои собственные сообщества…Но Церкви у них уже не было и нет…благодаря прибавке в Символе Веры о Духе Святом: якобы Он исходит не только от Отца,но и от Сына…

Вот, что писали толкователи Третьего Вселенского собора по седьмому правилу:

«Аристен. Епископ проповедующий другую веру, кроме Никейской лишается епископства,
а мирянин — и изгоняется из церкви. Тот, кто кроме веры, составленной святыми отцами,
собравшимися в Никее, — предлагает иной нечестивый символ на развращение и на пагубу
обращающихся к познанию истины из эллинства, или иудейства, или от какой бы то ни было
ереси, если мирянин, должен быть предан анафеме; а если — епископ, или клирик, должен быть лишен епископства и служения в клире.
Вальсамон. После того как состоявшееся об утвержденном святым собором, бывшим в
Ефесе, догмате определение прочитано было пред всеми, а равно прочитан же был и святый
символ, изложенный на первом соборе, изречено было это правило, и определено, чтобы никто не слагал другой веры; а если кто дерзнет приходящим к познанию истины из эллинов, или иудеев, или из других еретиков, предлагать иную веру; то, когда это — епископы и клирики,они должны быть извержены, а когда миряне, должны быть преданы анафеме. Тоже самое должно быть и с теми, которые принимают Несториевы мнения и преподают их другим. А поелику один пресвитер, по имени Харисий, принявший нечестивые мнения Нестория, принес какое-то изложение Несториевых писаний, и это изложение было осуждено, как нечестивое, то правило определяет, что тем же самым наказаниям подлежат и те, которые мыслят согласно с содержанием сего изложения, или учат сему.
Славянская кормчая. Иже к никейстей вере, иную прилагает, епископ убо чужд
епископии: мирский же человек, отвержен.
Толкование. Иже паче веры, яже святии отцы Никейстии, сшедшеся изложиша, еже есть,
верую во единого Бога. К сему аще ино сложение зловерно приложит кто, на развращение и на
погибель, иже от еллин, или от жидов, или от иныя ереси обращающихся в разум истинный: аще же есть епископ, или причетник, от епископии да будет изгнан, и от сана извержен. Книга правил. Пред сим на Соборе читан Символ Никейский, и поврежденное изложение Символа, представленное Собору Филадельфийским пресвитером Харисием.

«Мы уже говорили, что 7 правило ефесского собора было издано отдельно от других правил
и не составляло, подобно первым (6) правилам, части соборного послания, отправленного
«епископам, пресвитерам, диаконам и всему народу каждой области и города». Оно было
издано по поводу представленной святому собору жалобы пресвитера и эконома
филадельфийской церкви Харисия. На шестом заседании собора пресвитер Харисий заявил перед собором, что некоторые лжеучители, желая распространить среди простого народа ложное учение Нестория, прибегли к хитрости и, составив какое-то новое исповедание веры, ловко успели привлечь к себе известное число простых людей. Он указал также, что некие Антоний и Иаков, называвшие себя пресвитерами, прибыли из Константинополя, принеся с собой какой-то особенный символ веры и многие рекомендательные письма от единомышленников Нестория и от каких-то двух пресвитеров — Анастасия и Фотия, также приверженцев последнего. Эти оба пресвитера своею дерзостью и лукавством настолько обошли епископов Лидии, что последние разрешили им свободное жительство в их областях. Иаков остался в Филадельфии лидийской, начав там свою работу, — причем в короткий срок успел обмануть некоторых простаков, принявших его символ и признавших его якобы православным. О деятельности Антония, обманывавшего людей по другим местам Лидии, Харисий не упоминает; ему была известна только деятельность Иакова, и так как он получил один экземпляр его символа, вместе с подписями обманутых, то, представив его собору, просил принять против этого меры и осудить лукавых еретиков. Вместе с этим им было представлено и свое исповедание веры, чтобы таким образом предотвратить обвинение еретиков в том, что и его вера несогласна с никейской. Отцы собора изъявили готовность просмотреть жалобу Харисия, с тем, чтобы предварительно были выполнены некоторые условия. Прежде всего, по их повелению, был прочитан никейский символ(737) и затем
письменное исповедание веры самого Харисия, для удостоверения собора в том, что он
действительно исповедует православную веру и не заражен сам еретическим учением. Так как
исповедание веры Харисия найдено было вполне православным, как тождественное с
Никейским символом, то собор, сообразно существующей в церкви норме, выраженной
впоследствии в 21 правиле IV вселенского собора, и на основании 74 Апостольского правила,
найдя, что жалоба Харисия может быть расследована, — приступил к разбору дела. Выслушав
последнее по отчетам официальных соборных докладчиков(738), и по прочтении ложного
символа(739), признанного еретическим, собор вынес свое соответствующее решение, которое и составляет данное (7) правило. Первые слова правила: «по прочтении сего» показывают его возникновение (740). Этим правилом отцы собора категорически воспрещают составлять и употреблять в церкви чей бы то ни было символ веры, кроме того символа, которому положено основание в Никее и который полное завершение получил на константинопольском II вселенском соборе (741), — подвергая строжайшим наказаниям тех, которые решаются нарушить это. Тем же наказаниям подвергают затем отцы всех тех, которые дерзнут учить ложной вере, а не никео- константинопольской, лиц, желающих обратиться к церкви из нехристианских или еретических обществ. Словом, они хотят оставить твердым и неизменным только тот символ веры, который был утвержден на I и II вселенских соборах, совершенно отлучая от церкви каждого, не исповедующего этого символа. Они признают православными только тех, которые исповедуют никео-константинопольский символ, и провозглашают неправославными, т.е. еретиками, всех тех, которые не признают его. В этом смысле принято и утверждено это правило и на всех других, бывших после того соборах.»

2.

Зато один из ярчайших представителей «московской школы духовенства» протоиерей Димитрий Смирнов в интервью радио «Радонеж» с легкостью признался корреспонденту:

«-Святые отцы признали папизм ересью, а мы считаем католическую церковь сестрой. Кто заблуждается?

-Очень смешной вопрос. Во-первых, кто мы? И потом в слове ересь нет ничего страшного. Потому что сам апостол Павел сказал: «Да будут между вами ереси для того чтобы выявились искуснейшие». А ересь — это и есть разногласие.Чтобы оттачивать формулировки, которые выражают истину.»

Уважаемый многими отец  несколько все-таки слукавил: святой апостол говорил о разногласиях как о личных богословских мнениях, а святые отцы Вселенских соборов говорили о намеренном искажении Истины, вредоносном для Церкви, используя уже термин конкретный: ересь -чуждое и искаженное учение Христово…( в оригинале Русского Синодального перевода: 19 Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1Кор.11:19)», а вот как это написано древними отцами на церковно-славянском: «Первое убо сходящымся вам в церковь, слышу в вас распри сущыя…Подобает бо и ересем в вас быти…»; в греческом тексте также «в вас», а не » у вас», указывая на собственное разное мнение у каждого, в каждом, а не в Церкви в целом…;  к сказанному добавлю и сии слова на английском в так называемой версии King James: 19 For there must be also heresies among you, that they which are approved may be made manifest among you (1Co.11:19), где конкретно указано: между вами; и интересное дело: если мы переводим просто слово «heresies» — получаем «ереси», а когда «heresies among you» — то перевод звучит, как » разномыслия между вами»…)

странно, что маститому протоиерею смешно…впрочем, не ему одному…и их смех разливается по эфиру…

3.

Но между тем именно и конкретно про еретиков — исказителей Истины Христовой в прочих правилах Вселенских и Поместных соборов сказано следующее:

С еретиками вместе не молиться, и не ходить на молитву в их сборище Апост.45, 65. Лаод. 33 правила (кстати,не сказано: если причащался, а даже: молился или взошел в ту же синагогу для молитвы — «да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения церковного»)

Не должно дозволять им присутствовать при священнодействии и в молитвах с верными Тимоф.9

ни даже не входить в дом Божий, ежели они закосневают в ереси. Лаод.6.

Не должно принимать от них жертвы. Апост. 46

ни праздничных даров Лаод.37

ни благословения Лаод.32

не праздновать с ними вместе Лаод. 37

Не должно ходить на кладбище еретиков…Лаод.9.

Не должно принимать их во свидетельство против епископа и клира Апост.75; Втор. 6.

Браком с ними не совокупляться, разве при обещании их перейти в Православную Веру. Четв. 14. Шест. 72, Лаод. 10, 31, Карф.30.

Рукоположенные еретиками не могут почитаться истинно рукоположенными Апост.68.

Против неистовства еретиков надобно просить помощи у царей. Карф. 104.

4.

Сравните даже с 10 правилом святых Апостол (с толкованием):

«Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен.
(Ап. 11, 12, 32, 45, 48, 65; I Всел. 5; Антиох. 2; Карф. 9).

Отлучение, о котором мы говорили в нашем толковании 5-го Ап. правила, как наказание,
лишающее общения с известным обществом, происходит само собою, если только в данном
обществе господствует одно определенное высшее начало, которое должно свято охраняться
определенными средствами для поддержания самого общества. Так бывает вообще и во всяком
обществе с возвышенной целью, а особенно так бывает и должно быть в обществе религиозном. То же встречаем мы как у язычников, так и у иудеев, которые лишали недостойных членов своей религиозной общины молитвенного общения с остальной верной братией, т.е. отлучали их от своего религиозного общества(148). В христианской церкви это соблюдалось еще гораздо строже. Сам Иисус Христос положил начало отлучению от Своей церкви, сказав: «если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:17), т.е. другими словами, пусть будет отлучен от церкви. Впоследствии Апостолы подробно разъясняли это в своих посланиях, а также применяли и на деле (1 Кор. 5:5; 1 Тим. 1:20; 2 Тим. 3:5; Тит. 3:10; 2 Сол.3:6; 2 Иоан. 10 и 11). Таким образом, правило строго выражает мысль Св. Писания, воспрещая молиться с отлученным от церковного общения не только в церкви, когда бывает общая для всех верных молитва, но даже и дома наедине с отлученным от церкви. Ту же мысль Св. Писания выражает правило, предписывая отлучение от церкви каждого, который будет иметь молитвенное общение с тем, кого церковная власть отлучила от своего общения. Такое учение церкви об отлучениях мы находим в творениях св. отцов и учителей церкви древнейших времен (149).»

И далее правило 11 св. Апостол:

Аще кто, принадлежа к клиру, с изверженным от клира молитися будет: да будет
извержен и сам.
(Ап. 28; Антиох. 4; Карф. 10).
Как отлучение, о котором мы говорили в толковании 10-го Ап. правила, лишает церковного
общения, так точно и извержение лишает духовное лицо его службы; следовательно, и тот, кто
участвует в каком-либо чине, совершаемом кем-нибудь противозаконно, поступает как и тот,
кто вступает в церковное общение с отлученным, и потому подлежит и сам тому же наказанию,
какому подвергся совершивший данное преступление. В чем состоит извержение из священного сана, мы говорили в толковании 5-го Ап. правила. Под словами «с изверженным от клира молиться» нужно подразумевать прежде всего воспрещение совместного служения с
изверженным духовным лицом(150), а затем и воспрещение всякой общей молитвы. По
Вальсамону смысл этого правила таков: наказанию должен подвергнуться каждый клирик,
который будет молиться где бы то ни было, и с каким бы ни было клириком изверженным, и
после извержения решившимся совершать какую-либо священную службу(151).

5.

Таким образом, у нас, православных, нет никаких обид к тем же католикам, протестантам, продолжающих проповедывать свои еретические учения. У нас есть сожаление о том, что уж какое по счету поколение наших бывших собратьев во Христе путается в тенетах заблуждений… И нас с ними может соединить лишь их покаяние о своих заблуждениях. Им должно в первую очередь возвернуть Символ Веры в то исповедание, к которому нас призвали святые отцы почти 1700 лет тому назад…и от которого нам нельзя отступить, ибо отсутпничество сие смерти подобно…

Речь не о том, чтобы просто любить итальянцев, испанцев, поляков, германцев  и иных и умиляться их неправой верой, а о том, чтобы они вернулись в Православие! через свое истовое Покаяние! и стали исповедывать Христа в Истине и Правде, как заповедано нам всем правилами, канонами и догматами Семи Вселенских соборов! И все наши с ними встречи должны быть только об одном: мы ждем вас к себе, отбросивших всякую еретическую нечисть…

Только через покаяние мы исполним и слова Божия:

4 Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне.
5 Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.
6 Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают.
7 Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам.
8 Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками.
9 Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей.
10 Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви.
11 Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна.
12 Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.
13 Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
14 Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.
15 Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.
16 Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам.
17 Сие заповедаю вам, да любите друг друга.
18 Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.
19 Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.
(Ин.15:4-19)

Но увы! время показывает и следующее:

23 …. Господи! неужели мало спасающихся? Он же сказал им:
24 подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут.
25 Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы.
26 Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты.
27 Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды.
28 Там будет плач и скрежет зубов, когда увидите Авраама, Исаака и Иакова и всех пророков в Царствии Божием, а себя изгоняемыми вон.
29 И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием.
30 И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними.
(Лук.13:23-30)

16 Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.
(Мф.20:16)

Аминь!

P.S. 

О великом множестве ересей, которые появились в первые века христианства можно узнать и из толкования Первого правила Второго Вселенского собора (Константинополь, 381 г.); речь опять же шла о Символе Веры, который был окончательно узаконен именно в Цареграде:

«Святые отцы, собравшиеся в Константинополе, определили: да не отменяется символ веры трех сот осминадесяти отцев, бывших на соборе в Никеи, что в Вифинии, но да пребывает оный непреложен; и да предается анафеме всякая ересь, и именно: ересь евномиан, аномеев, ариан или евдоксиан, полуариан или духоборцев, савеллиан, маркеллиан, фотиниан, и аполинариан.
(II Всел. 7; Трул. 1, 75; Гангр. 21; Лаод. 7, 8; Карф. 2; Василия Вел. 1).
Мы привели это правило, придерживаясь текста Афинской Синтагмы. Этот текст одинаков
с текстом у Беверегия, тогда как в других, особенно новейших печатных изданиях, текст этот
несколько иной. Так, в обоих русских синодальных изданиях (1843 и 1862 гг.), в издании Bruns (1839 г.) и в издании Pitra после ереси евномиан, упоминаются ереси аномеев и ариан, и в этих же изданиях, после слов о Никейском символе, текст гласит: «и да предается анафеме всякаяересь, и именно: ересь евномиан, аномеев, ариан или евдоксиан, полуариан…» Мы сейчас увидим, что это прибавление нисколько не меняет общего смысла правила. Этим правилом отцы Константинопольского Собора дополняют свой символ веры, изложенный ими на соборе, и предают анафеме все ереси, особенно же упомянутые в правиле. На первом месте предается анафеме ересь евномиан, До половины IV века при рассмотрении учения о Св. Троице исключительное внимание обращалось на отношение второго Лица Св. Троицы к первому Лицу. Вопрос об отношении третьего Лица к первому и второму, Духа Святаго к Отцу и Сыну, не выдвигался. Ариане в своем учении не касались этого вопроса, так что Никейский Собор не имел особого повода говорить в своем символе о Св. Духе больше, чем: πιστεύομεν καΐ είς τό Πνεύμα το A γιον. Но с течением времени арианство, стоя на отрицательной точке зрения в учении о Сыне, не могло уклониться и от вопроса о Св. Духе. Отрицая единосущность Сына с Отцем, необходимо было коснуться и вопроса об отношении Св. Духа к Отцу и Сыну. Мысль о некоем существе, являющемся посредником между Богом и миром, могла еще иметь в себе хоть некоторую тень возможности, как это учили о Сыне; но определить место Св. Духа среди Лиц Св. Троицы, отрицая Его божество, нельзя было иначе, как считая Св. Духа еще более подчиненным членом Св. Троицы, чем Сын. Это и объявил Евномий, епископ кизикский (482), около 360 г., провозгласивший, что Дух Святый по порядку и по своей природе является третьим, что Он сотворен по воле Отца и при участии Сына и должен быть почитаем на третьем месте, как самый первый и величайший среди сотворенных и притом как единственный, которого Единородный сотворил таким образом; но он не есть Бог и не имеет в себе силы творить(483). От этого Евномия получили свое имя еретики евномиане. С евномианами в этом правиле отождествляются евдоксиане, принявшие и исповедующие ложное учение Евномия. Они получили название от Евдоксия, жившего в первой половине IV века и бывшего, прежде всего, епископом германикийским, затем антиохийским и,наконец, константинопольским(484). В бытность свою константинопольским епископом он поставил Евномия епископом кизикским (485). Учение евдоксиан было сходно с учением евномиан. О Сыне они учили, что Он даже не подобен Отцу, стало быть, в этом отношении шли дальше даже ариан. Переходящих в их общество они перекрещивали через однократное погружение (Ап. 50) и учили, что православное учение о будущем наказании и вечных муках не имеет смысла. Евномиан называют еще аномеями, так как они отрицали единосущие, уча, что второе и третье Лица Св. Троицы по своему существу ни в чем не подобны первому Лицу (486).

Далее предаются анафеме полуариане, которых данное правило отождествляет с духоборцами, послужившими поводом к созыву этого вселенского собора. Главою этой ереси был Македоний, епископ константинопольский. Он учил, что Дух Святый ниже Отца и Сына,
что Он подобен ангелам и, наконец, что Он сотворен (487). Пользуясь временем царствования
Юлиана, духоборцы (иначе македониане) так широко распространили свое учение, что на этом Вселенском Соборе было тридцать шесть духоборческих епископов (488). Вследствие того, что полуариане учили о Св. Духе точно так же, как и духоборцы, это правило и могло последних отождествлять с ними. Но полуариане были в большей степени еретиками, чем духоборцы, так как последние признавали по крайней мере единосущность Сына с Отцем, между тем как первые отрицали единосущность с Отцем не только Св. Духа, но и Сына. Впрочем, отождествляя полуариан с духоборцами, этот собор имеет, во всяком случае, в виду время после 360 года, когда в Малой Азии были созываемы многие соборы со стороны духоборцев вместе с полуарианами и когда последние, хоть на короткое время, отказались от своего учения о подобосущии Сына с Отцем (489). Затем правило упоминает савеллианскую ересь. Защищая божество Сына Божия против теории субординационизма и желая еще больше доказать равенство Сына с Отцем, савеллианизм дошел до отрицания ипостасной разницы между Отцем и Сыном, так что Отец, Сын и Дух Святый, по учению савеллиан, составляют одну ипостась без всякой разницы между лицами Св. Троицы (490). Основателем савеллианизма был Савеллий, ливийский епископ Птолемаиды пентапольской, живший в первой половине III века (491). Во время Каллиста I (с 218 до 223) он был в первый раз отлучен от церкви (492), а затем был отлучаем на нескольких соборах IV века (493). У западных отцов савеллиане называются еще патрипассианами (Patripassiani), так как, по их учению, если Отец составляет одну ипостась с Сыном, а Сын страдал на кресте, то и Отец, как лично не различающийся от Сына, должен был пострадать на кресте, как и Сын. Патрипассиане появились в последних годах II века, когда Πраκсей начал проповедовать в Риме свое антитринитарное учение. Сущность учения Праксея, по Тертуллиану, состоит в
следующем: Христос Спаситель есть сам Бог Отец (ipse Deus Pater), сам Господь всемогущий. Сам по себе, в своем существе, этот Бог есть Дух, невидимый, бессмертный, неограниченный, который не подвержен ни пространству, ни времени, ни страданию, ни смерти, ни вообще каким-либо условиям или переменам, которым подвержен человек. Во Христе Спасителе этот Бог лично принял тело, так что один и другой составляют одну и ту же ипостась; Бог Отец родился от Марии, жил вместе с людьми, страдал, был распят на кресте, умер и был погребен(494). «Patrem crucifixit», говорит тот же Тертуллиан о Праксее, выражая свое недовольство против этих еретиков (495). Вторым главным представителем патрипассианских антитринитариев был Ноит, проповедовавший также в Риме в первой половине III века. Первые между церковными писателями говорят о Ноите Ипполит (496) и Епифаний(497), после них Августин(498), Феодорит(499) и др. Учение Ноита в главном одинаково с учением Праксея, только Ноит более развил его и дал ему более полную форму.
Дальнейшим представителем патрипассианских антитринитариев был Савеллий, преобразовавший учение Праксея и Ноита и придавший ему новый, более совершенный и научный характер(500). О савеллианах говорится также в 7-м правиле этого же собора, причем их крещение считается недействительным и поэтому при вступлении в православную церковь они должны быть принимаемы как язычники.

Настоящим правилом предаются анафеме также и маркеллиане, получившие свое начало от
Маркелла, епископа анкирского, жившего около половины VI века (50)1. Маркелл присутствовал на I Вселенском Соборе и там оказался горячим противником Ария и ревностным защитником единосущности Сына с Отцем (502). Он продолжал спорить с арианами и после Никейского Собора, главным образом с полуарианами. Против одного из главных представителей арианства— Астерия (503) Маркелл написал большое сочинение, сохранившееся в отрывках, приводимых Евсевием Кесарийским в его сочинении — Contra Marcellum. В этом своем сочинении Маркелл восстает не только против Астерия, но и против Павлина, епископа антиохийского, Евсевия Никомидийского, Оригена, Наркисса и даже против самого Евсевия Кесарийского. Но,опровергая арианское и полуарианское учение о Христе, Маркелл слишком увлекся полемикою со своими противниками и впал в савеллианизм, причем логически приблизился к учению Павла Самосатского (504)… Евсевий Кесарийский в своем сочинении о «церковном богословии», направленном исключительно против Маркелла, подробнейшим образом изложил учение маркеллианской ереси (505). То же учение изложено Евсевием в двух книгах, направленных против Маркелла (506). Кроме известного савеллианского учения о Христе, которое, за малыми исключениями, разделялось маркеллианизмом, Маркелл, путем логического развития положенных им начал о Сыне, дошел до отрицания вечной ипостаси Сына и, соответственно с этим, учил, что при наступлении конца мира наступит также и конец царства Христова и даже
самого Его бытия. Что таково действительно было учение маркеллиан, об этом
свидетельствуют, кроме Евсевия, Афанасий в своей книге De synodis (507), Кирилл Иерусалимский в огласительном поучении De secundo Christi adventu508, Иларий, Василий Великий, Сократ, Феодорит и многие другие (509). Мы нарочно перечисляем всех упомянутых отцов и учителей церкви, писавших о маркеллианской ереси, потому что некоторые новейшие западные богословы (510) хотели доказать ортодоксальность Маркелла, основываясь на том, что он был оправдан на Римском Соборе 341 года и что его учение было признано православным на Сердикийском Соборе, главным же образом на защите, которую Маркеллу оказал папа Юлий (511). Впрочем, с древними отцами и учителями церкви относительно признания ложности учения Маркелла стоят заодно и многие выдающиеся новейшие западные богословы, так что вопрос об ересиаршестве Маркелла уже совершенно исчерпан, а также вполне доказана основательность и справедливость приговора, высказанного против маркеллиан со стороны второго Вселенского святого Собора. Беверегий высказывает мысль, что несомненно, вследствие этой ереси, вторым Вселенским Константинопольским Собором были внесены в Никейский символ слова Ού τής βασιλείας ούκ έσται τέλος — и царствию Его не будет конца, которых нет в редакции Никейского символа. Мы вполне разделяем эту мысль Беверегия, которую он подтверждает следующей аргументацией: «упомянутых слов», говорит он в своих примечаниях к этому правилу, «как изложенных Никейским Собором, нет ни в одном издании этого символа; находятся же они (слова) во всех изданиях этого символа, как прибавленные этим собором (II Вселенским) и утвержденные вместе с остальными прибавлениями. Это наше предположение лучше всего подтверждается тем, что сам Маркелл в своем исповедании веры объявляет, что он признает во всем веру, изложенную на Никейском Соборе, — говоря: «мы не думаем и никогда не думали иначе, чем гласит вселенское и церковное правило, установленное на Никейском Соборе» (apud Epiplian. haer. LXXII sect. 10). Если бы эти слова «и Его царствию не будет конца» в то время уже были внесены в Никейский символ, Маркелл, отрицавший вечность Христова царствия, не мог бы заявить о своем признании этого символа, — стало быть, эти слова были прибавлены этим собором, соответственно решению, высказанному против ереси маркеллиан, появившейся во время между Никейским и этим Константинопольским Собором»(512).

Далее собор предаете анафеме фотиниан. Фотин был учеником Маркелла. Он родился в
Анкире и, прослужив долгое время в сане диакона, наконец, стал епископом сремским513 2). Его учение лишь в малом разнилось от учения Павла Самосатского. Он не признавал Св. Троицы; Бога-Творца всего он называл Духом, а о Сыне учил, что Он только Слово, через которое Бог высказывает Свою волю при исполнении Своих дел; другими словами, что Он какое-то механическое орудие, необходимое Богу при сотворении. О Христе учил, что Он простой человек, послуживший орудием при исполнении воли Божией на земле, что Он не подобен, а тем менее единосущен Богу, следовательно, что Он не вечен, но получил свое начало от Марии (514). Один западный собор 345 года предал Фотина анафеме (515), а два года спустя другой западный собор подтвердил произнесенную против Фотина анафему (516).
В конце собор предал анафеме аполлинариан. Аполлинарий был епископом Лаодикии в
Сирии около половины IV века. Отцы и учители церкви упоминают о нем, как о глубоком
ученом (517). К христологии он применил принципы трихотомии, почерпнутые им из психологии Платона, на основании которых доказывал, что как человек состоит из трех факторов — тела, души и духа, так точно и Богочеловек состоит из тела, души и логоса. Этот последний заменяет в Богочеловеке человеческий дух. Таким умствованием Аполлинарий дошел до ясного изложения соединения во Христе человеческого и Божеского естества, притом так, что они не находятся во Христе одно подле другого, но соединены в Нем. Если, говорил он, признать во Христе дух человека, тогда нужно признать за ним и свободу, а следовательно, и переменчивость (mutabilitas), a это подвергло бы сомнению веру в наше искупление (518). Но Аполлинарий, умствуя так, забывал, что он этим отрицает Богочеловечество и доходит до
полного отрицания человечества в Искупителе (519). Ложность христологического учения
Аполлинария была доказана и опровергнута многими отцами церкви и особенно Афанасием,
Григорием Нисским, Григорием Назианзиным и Епифанием, ясно доказавшими полное
Божество, а также, что особенно было против Аполлинария, полное человечество Христа,
имеющего, следовательно, душу человека, вполне такую же, как и у других людей (520). В 362 г. на соборе в Александрии, созванном Афанасием, было осуждено учение Аполлинария о
человечестве Христа (521). Точно также на соборах 374, 376 и 380 гг., созванных в Риме при папе Дамасе, было осуждено учение Аполлинария и извержены все, разделявшие его учение (522); наконец и самое учение было предано собором анафеме. Впрочем, как увидим дальше, при разсмотрении 7-го правила этого собора, крещение аполлинариан было признано
действительным, и они принимались в церковь только через миропомазание после того, как
представляли письменное отречение от своего учения, «Эти еретики, — говорит Зонара, — не
перекрещиваются, так как относительно св. крещения они ни в чем не отличаются, но
совершают его, как и православные»(523). Все упомянутые ереси предаются анафеме. Aνάθεμα — то же, что άνάθημα у греческих классиков, происходит от слова άνατίθημι и обозначает дар, посвященный богам и положенный в храме. В этом смысле употребляется это слово и писателями христианской церкви. Евангелист Лука, говоря о храме иерусалимском, пишет, что он был украшен дорогими камнями и вкладами (άναθήμασι) (524).

Евсевий описывает храм Воскресения Христова, воздвигнутый Константином, следующими словами: «В нем было двенадцать столбов, по числу Апостолов Христа, и все были украшены большими серебряными сосудами, — богатый дар ( κάλλιστν άνάθημα), принесенный царем своему Богу» (525). Зонара описывает деву, посвященную Богу: «она Христова невеста и посвящена Богу (καί άνάθημα τώ Θεώ) как священный сосуд»(526)• Но чаще всего употреблялось это слово в Новом Завете (и то в первой форме — άνάθεμα) в смысле
осуждения, отлучения от общества, вечной гибели. Так, в 1-м послании к Коринфянам ап. Павел пишет: «Аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят» (16:22); в том же
послании: «предати такового сатане во измождение плоти» (5:5). В послании к Римлянам:
«молил быхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей» (9:3); а в послании к Галатам пишет: «Но и аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче еже благовестихом вам. анафема да будет» (1:8), — и во всех упомянутых местах употреблено слово άνάθεμα.
Точнейшее понятие об анафеме дает нам Златоуст в своей 16-й беседе на послание ап. Павла к
Римлянам. Говоря в этой беседе об ап. Павле, Златоуст следующим образом определяет
значение анафемы: «Что такое анафема (отлучение)? Послушай его самого, что говорит (Павел): аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят, анафема, т.е. да будет отлучен от всех и сделается чужим для всех. Как никто не смеет прикоснуться просто руками или приблизиться к дару, который посвящен Богу, так (апостол) называл этим именем, в
противоположном смысле, и отлученного от церкви, отсекая его от всех и как можно больше
отдаляя, повелевая всем с большим страхом удаляться и бежать прочь от такого человека» (527).

Анафема, в смысле упомянутых мест ап. Павла, имеет два значения: во-первых —
окончательное удаление (exsecratio, separatio, abalienatio), во-вторых — вечную гибель
(aeternum exitium). Вальсамон в толковании 3-го правила Константинопольского Собора 879 года говорит: «анафема есть удаление от Бога»(528). Точно также говорит и Феофилакт: «анафема есть удаление, отлучение»(529). Сюда относятся и слова ап. Павла: «Аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет анафема»(530). На эти слова апостола Феодорит примечает: «анафема, т.е. пусть будет отлучен от общего тела церкви тот, кто не привязан горячей любовью ко Христу Господу»(531). А Вальсамон в предисловии к Гангрскому Собору говорит: «Что такое анафема, как не то, что таковой должен быть предан диаволу, что таковому нет больше никакого спасения и что он совсем чужд Христу»(532). Афанасий Великий следующим образом толкует упомянутые слова апостола: «Отлучите его от церкви и от верных, и пусть будет удален от народа каждый неверующий»(533). 29-е правило Лаодикийского Собора, упоминая о придерживающихся иудейских обычаев, говорит: «пусть будут анафема от Христа» (534). Эти слова Зонара объясняет следующим образом: «пусть будут отделены и отлучены от Христа»(535). В толковании упомянутого правила Константинопольского Собора Вальсамон говорит: «пусть будет таковой анафема; пусть будет отлучен от Бога и пусть предастся диаволу, как анафема»(536). Отсюда и возникла форма выражения как в греческом и латинском, так и в нашем языке: «предать анафеме»(537).

Кроме отлучения, удаления, отторжения, анафема еще означает вечную гибель. Так апостол
Павел заявляет, что он сам желал бы быть анафема за братьев своих, родных ему по плоти (538). Златоуст толкует это послание ап. Павла в смысле вечной гибели и пишет: «Потому-то и терзаюсь, говорит апостол, и если бы можно было быть исключенным из лика Христова, а
отчужденным не от любви Христовой (да не будет этого, потому что он и делал это из любви ко
Христу), но от блаженства и славы, я согласился бы на это, под тем условием, чтобы мой
Владыка не подвергался хуле… я с удовольствием лишился бы царства и неизреченной той
славы и потерпел бы все бедствия» (539). В других своих сочинениях Златоуст объясняет, что в упомянутом апостолом месте слово анафема употреблено в смысле вечной гибели. В книге или словах о священстве Златоуст говорит об ап. Павле: «после таких подвигов, после бесчисленных венцов, он желал бы низойти в геенну и быть преданным вечному мучению (είς γέενναν άπελθεΐν χαί αίωνίψ παραδοθήναι κολάσει), лишь бы только… спаслись и обратились ко Христу иудеи» (540).

После этого нам ясно теперь, что такое анафема. В правилах нам придется встречаться с этим
словом, и мы всегда будем под ним разуметь окончательное отлучение от церкви, последствием
которого является вечная гибель.»

А мы, в свою очередь, видим, что католицизм — ересь, достойная ложных учений своих предшественников, осужденных святыми Отцами, но ушедшая далее от Истины, укоренившаяся в своем заблуждении в течение многих веков, на сегодняшний день не только не осужденная, но и приветствуемая теми, кто принял их ересь в равной степени  с учением Православным и низложил их анафаметствованные учения до уровня невинного недопонимания…

 

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s