Шесть лет тому назад…

В Ноябре 2010 года по отбытии из Франции нашел запись в своем дневнике:

«…за первые часы (в Париже) мы повстречали самые разные характеры, лицы и цвет кожи…Но французская реальность – реальность кровавых революций: жестких и неумолимых. И в характере потомка франков некая отстраненность от общества, пребывание в самом себе…не знаешь языка – твои проблемы, с ними и оставайся…зачем приехал? Изучать язык? Делай это дома! Тут иной ритм, скорый, как поезд TGV, объяснять никто не успеет даже…поспевай сам!

Господь нас поместил в самые разные гостиницы, пожалуй, мы на себе испытали отчасти то, что куда суровее пришлось пережить нашим первым эмигрантам. Только теперь понимаешь их жажду к комфорту, отрешенности от мира по этой причине, жажде тихости и уютности. Теперь понимаешь, что когда мы сказали одной эмигрантке, что расположились мы в Saint-Denis, то она в ужасе произнесла:

— Это самый опасный район Парижа. Мы туда даже никогда не ходим…

И у меня вырвались слова, которые я осознал позднее:

— Видимо, именно по этой причине нас Господь и привел туда! Прямо из России…

Грех жаловаться, но заметилась некая внутренняя неряшливость современного человека: при всех красотах, ухоженности там и сям, а особливо к вечеру всеобщая хавозность…каждое утро почти из брандсбойда моются мостовые, но к полуночи невозможно пройти по этим же улицам, чтобы ни ступить в обрывки бумаг или экскрементов животных, а иногда и людей, особливо на набережных Сены…при всей лощености отеля – по утрам обретаешь мелких букашек, которых давишь во сне своим телом…

(пора бы бояться,но)…только вот поздно, господа, время приходит платить по счетам…суровое время настало, нещадное…Это и там – на Западе.И у нас поднимается волна тех, для кого не существует никаких авторитетов: на людях они будут вести себя как люди, но в тени – подобно оборотням киношным. Но вот только творить дела будут заправдашные…они будут проливать кровь тех, кто сегодня жирует на чьем-то горе, обманывая, халтуря, ложь выдавая за правду. Это поколение беспощадных…

Знакомство с Парижем началось с двойного обмана в отношении нас…»

От кровавых событий…

Никого не хочу обидеть, но есть гос.праздники, кои грешно праздновать православным, ибо сии празднества запятнаны кровию тысяч и тысяч, подчас миллионов, и подчас невинно пострадавших и невинно убиенных (хотя пред Богом невинных нет!)… Так началась великая смута во Франции в 1789 году, ознаменовавшая собою кровавый бунт не просто против королевской власти, но и против остатков веры во Христа…явно антихристова закваска у тех событий… Понимаю, что для большинства французов день падения Бастилии по-прежнему день особый, в меру безверия и любой революционности…им, этой части, по-прежнему нет никакого дела, что в конце XVIII века полилась кровь безвинная густым потоком, что были ужасные гонения на приверженцев монархии и последователей Христа…что спасшиеся в годины лихолетий нашли приют в Православной России…Говорю сии слова памятуя и о близком мне человеке в том числе (не исключено, что он — мой прапрадед)…

Оставляю на совести подобные празднества во Франции…но безмерно удивляюсь тому, что эти праздники по-настоящему празднества и для православных русских французов… что это? незнание истории? или модная толерантность?… Даже в годы соввласти день октябрьского переворота в России немалое число граждан своего Отечества воспринимали не без сарказма, а большинство верующих — как день прихода антихристовой и анафематствованной власти…

Так было…было в России…было в среде русских…было в среде верующих православных…

Что же сейчас произошло в Западной Европе с Православием? или и там политикантство возымело верх над Верой? Тогда: нет Веры…

И это у же не грустно. Это скорбно…и одна скорбь усугубляет другую…