Престольный Праздник

Preobrazhenskaja_Strelna

19 августа — день Святаго Преображения Господня — для меня сугубый день. Престольный праздник в Лыскове (азъ был и крещен в церкви Святаго Преображения Господня Старых Печер Нижнего Новгорода в начале 1960-х…). А с 1972 года — и престольный праздник в Стрельне. Именно 19-го августа 1972 года азъ прибыл в Стрельну в расположение Арктического училища.

Преображенская церковь в Стрельне была построена в 1717 — 1718 годах; на это указывают строки из «Поденной записки» А. Д. Меншикова, который 9 августа 1717 года осмотрел новое строение и «учредил» проект иконостаса. В 1718 году церковь была освящена. В царствование Екатерины II церковь была капитально перестроена. В начале XIX века рядом с ней возникло небольшое кладбище, где хоронили лиц, известных своими заслугами великому князю Константину Павловичу.

Незадолго до Великой Отечественной войны церковь превратили в столовую, уничтожив при этом купол и колокольню. В период боевых действий она сгорела. Ныне территория церкви передана Троице-Сергиевой пустыни, которая планирует восстановить храм в качестве монастырского скита.
Церковь нахидилась рядом с домиком Петра, неподалеку от Константиновского Дворца.

К церкви были приписаны две часовни, обе освященные во имя Николая Чудотворца — одна из них, в Стрельнинском порту, сохранилась; другая, построенная также по проекту Д. Зайцева в 1899 году на углу шоссе и нынешней Фронтовой улицы была разрушена. На стене дома, построенного на её месте после войны, ныне закреплен памятный православный крест.

strelna-peobr
 А сего дня — так же для меня сугубый день, в день памяти и святителя Митрофана Воронежского, в схиме Макария (в честь нашего Макария Желтоводского!). В этот день Господь Духом Святым освободил меня от плена язычества и дурмана атеизма. Случилось это примерно в полдень в тундре у Анадыря, на берегу Анадырского лимана Берингова моря… (см. мою книгу «Избранное 1975-2015»):
Воскресение

Я шел берегом моря. Ноги вязли в зыбкости мелких камушков. Ноги тонули так при каждом шаге. Ветер нёсся высоко над головой – обрывистый берег опекал от его надоедливости. Мутная вода колыхалась прибрежной трепетной волною. Чайки густо белели на ее поверхности. Крупные, мясистые, с мощными клювами – эти дети моря были величавы, горды. Они с достоинством несли свое пребывание в этом мире. Шевеля лапами под водой, они катались по глади огромного залива и походили на белоснежные корабли.

С утра стояла тихая, светлая погода; облака копились за далекой грядой гор на противоположном берегу. Дыбились на голубом фоне, предвкушая покорение пространства. Чистые в своих помыслах…

А ветер всё гнался и гнался с севера.

Камушки под ногами шуршали. Шуршали волны, наполняя мир звуком движения…

Мысли витали надо мной. А я шел. И будто спросили меня – мысли эти-: ужели не простил? На миг я задумался…а кто я, разве смею я судить людей? Хоть близких, хоть дальних?

Да, конечно, тихо произнес я, смиренно…и из меня вышел выдох облегчения…Я приостановился. Столько лет держал это зло… Нельзя так, нельзя…

Я повернулся к востоку…Нельзя так…всё позади… И в этот мгновение, чуть в стороне от кучерявого облака, я увидел отвёрстое небо. Что-то шевельнулось в нем, и на меня пошел будто лучик. Он расширялся, и я был охвачен весь им. Я был тут, на берегу и в то же время почувствовал легкость полета, возвышенность. И в эту секунду с моей души спала серая пелена…душа открылась…и в меня стали входить мир, любовь, тишина, смиренность…Я не чуял себя…Я растворялся, но не терялся. А – оживал.

Я воскресал. Захотелось охватить весь этот мир. Обнять. Обласкать. Обрадовать несказанностью. Мне было так легко! Мне стало так хорошо!

Я только начинал жить. Заново. Навсегда…

Я пошел дальше. К городу. Я был уверен, что подобное случилось с каждым из нас. Я шел в просторище, уходил от тундры, от ее дурманящего, сладковатого запаха, от одиночества к людям. Я спешил, торопился.

А облака двинулись тоже. Гордые своей невесомой громоздкостью. Пещря воздух полосами далекого дождя. Зарделась радуга. И всё четче стали проступать ее краски. Это полотно, сотворенное Свыше… Чрез время оно стало таять, будто художник передумал оставлять эту красу и решил заменить более скромными, будничными красками.

Но у меня душа торжественно пела. В самом деле: воскрес ею в воскресение!

Я становился каким-то воздушным. Обласканный тихою радостию отверстого неба, я вошел в город.

Но люди…были прежними. Они торопились по своим делам. Их глаза были окутаны дымкой печали, заботы.

Я не хотел верить, что это произошло только со мной.

И в своем духовном полете, я впервые и сразу обрел скорбь.

От этого не будет громкой, но только тихою радость, данная за прощение.

20 августа (воскресение) 1989 г., г. Анадырь.

Только Фавор

Когда готовился к проповеди и слову на Святое Преображение Господне, с удивлением обнаружил, что есть мнение (восходящее преимущественно к протестантским и католическим философам) о том, что чудесное Преображение было не на Фаворе, а на горе Ермон. При этом приводятся бездоказательные доводы, вроде того, что «3 Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить»(Мк.9:3). Словом, слово снег могло указывать на гору высоку Ермон… Думаю, что сие заявление абсолютно без основательно. Посудите сами: дело происходило ранней весной. Фавор в высоту почти 700 метров. А вот Ермон — более 2 километров. Представляете: что творится в это время года да еще ночью на высоте в несколько километров?! А во что были одеты Господь с учениками? Они были одеты в обычные для Палестины одежды. Это надо бы самим авторам таких заявлений обуть валенки да фуфаечки одеть и попробовать вскарабкаться на 2 с лишним километров да еще и ночью!…

Эти же заявители утверждают, что апостолы устали. А устать-де можно только тогда, когда взберешься на очень высокую гору… И в этом случае я бы посоветовал открывателям нового в Священном Писании покорить вершину хотя бы в 700 метров за считанные часы в ночных условиях…

P.S. Гора Фавор для древних евреев — особая гора. Однажды на ней было собрано войско для того, чтобы дать бой ханаанам. И дети Израиля победили…(см. кн. Судей, 4).

Через дубраву Фаворскую Бог отправил пророк Самуил только что помазанного на царство царя Саула (кн.1-ая Царств,10).

Знаменательны и слова пророков:

18 Живу Я, говорит Царь, Которого имя Господь Саваоф: как Фавор среди гор и как Кармил при море, [так верно] придет он. (Иер.46:18)

1 Слушайте это, священники, и внимайте, дом Израилев, и приклоните ухо, дом царя; ибо вам будет суд, потому что вы были западнею в Массифе и сетью, раскинутою на Фаворе. (Ос.5:1)

Эти примеры из Священнаго Писания — подтверждение об особой значимости горы Фавор для еврейского народа, для ветхого Израиля. И Фавор стал, соответственно и для Нового Израиля, особым местом встречи Ветхого и Нового, местом приуготовления к Крестным мукам нашего Спасителя…